И, Иранистика, Статьи

Иранистика в России в XIX в

Иранистика в России в XIX в. Исторические корни иранистики, как и востоковедения в целом, восходят в России к эпохе реформ Петра I (пр. 1682–1725), когда начался систематический сбор сведений прикладного характера об Иране, который до 1935 г. назывался в России и многих других странах Персией. Первоначально развитие иранистики было почти полностью обусловлено практическими потребностями российской дипломатии и торговли. Первыми крупными дипломатическими миссиями, направленными Петром I в Иран, были посольства во главе с купцом Семеном Маленьким в 1695 г. и Артемием Волынским в 1715–1718 гг. В отчетах этих посольств содержались ценные сведения, касающиеся не только коммерции и политики, но также географии и этнографии Ирана. В посольство Волынского по указу Петра были включены пять учеников для изучения на месте персидского, арабского и турецкого языков. Развитию иранистики способствовала и деятельность созданной в 1724 г. Академии наук России. Например, организованная Академией в 1768–1774 гг. научная экспедиция профессора биологии С. Г. Гмелина (1745–1774) на Кавказ и в Иран собрала материалы не только по флоре и фауне, но также местным обычаям, языкам и верованиям: в отчет экспедиции вошли в частности записи лексики персидского и гилянского языков.

Как научно-учебная дисциплина иранистика постепенно сформировалась в первой половине XIX в. после образования нескольких центров академического востоковедения. Первый по времени центр сложился в Казанском университете, где в 1807 г. была открыта кафедра восточных языков, на основе которой впоследствии возникло несколько кафедр по разным востоковедным специальностям. Персидский язык был официально включен в учебную программу кафедры арабско-персидской словесности в 1822 г. и в течение многих лет преподавался приглашенным из Германии профессором Ф. И. Эрдманом (1793–1863). В 1845–1849 гг. кафедру возглавлял Мирза Мохаммед Али (Александр Касимович) Казем-Бек (1802–1870), который начал свою педагогическую деятельность как тюрколог, автор «Общей грамматики турецко-татарского языка», но позднее, особенно после перехода в Санкт-Петербургский университет в 1849 г., занимался преимущественно иранистикой и исламоведением. Еще работая в Казанском университете, Казем-бек разработал первую в России программу системного преподавания персидского языка и литературы. Иранистическими темами в Казанском университете профессионально занимались также тюрколог И. Н. Березин (1818–1896), регулярно обращавшийся к историческим источникам на персидском языке и издавший работу по персидской диалектологии (1853), и заведующий кафедрой армянского языка С. И. Назарянц (1814–1879), изучавший также персидскую классическую литературу, которой была посвящена его докторская диссертация «Рудаки, Дакики и Фирдауси» (1849). В Казанском университете была также собрана богатейшая библиотека литературы на восточных языках, включая персидский. В нее входили как печатные книги, так и многочисленные рукописи. При Казанском университете еще работала типография, имевшая в распоряжении арабо-персидский шрифт. Вследствие ряда причин политико-административного характера в 1854 г., по указу российского Императора, востоковедные кафедры Казанского университета (так называемый «восточный разряд») вместе с библиотечными и рукописными фондами, а также типографией, были переведены в Санкт-Петербург, где в следующем 1855 г. в Санкт-Петербургском императорском университете открылся Восточный факультет.

В Москве зарождение иранистики было связано с деятельностью востоковеда А. В. Болдырева (1784–1842), профессора (с 1818 г.) и ректора (с 1833 г.) Московского университета. Учившийся в Париже у известного французского арабиста и ираниста А. И. Сильвестра де Саси (1758–1838), Болдырев с 1811 г. преподавал в Московском университете арабский и персидский языки и подготовил по обоим языкам учебные хрестоматии. Главным центром востоковедения и иранистики в Москве в XIX в. стал Лазаревский институт восточных языков, основанный в 1815 г. как частное учебное заведение состоятельным армянским родом Лазаревых (Лазарян). Его первичной задачей была подготовка учителей для армянских школ. C 1848 г. Институт стал готовить специалистов разного профиля — чиновников, коммерсантов, переводчиков и т.п. — для работы в Закавказском крае Российской империи. С самого основания института в нем постоянно преподавались языки Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, в том числе персидский (с 1825 г.). После административных преобразований 1848 г. преподавание персидского языка и литературы стало осуществляться по академическим программам в рамках созданной кафедры арабской и персидской словесности. С начала 1870-х гг. в институте интенсивно развивалась научно-исследовательская деятельность, регулярно печаталась научная и учебная литература. В числе крупных, получивших мировую известность ученых-иранистов, учившихся в Лазаревском институте, были А. Е. Крымский (1871–1942), с 1901 по 1918 г. занимавший в институте должность профессора, и В. А. Минорский (1877–1966). В 1871–1879 гг. на кафедре персидской словесности преподавал С. И. Назарянц, а с 1910 г. — М. А. Гаффаров (1868–1927), автор фундаментального двухтомного «Персидско-русского словаря» (1914). На протяжении всей своей истории Лазаревский институт был лидирующим в России учебным заведением, ориентированным на подготовку специалистов в области практического востоковедения, и в 1954 г. после ряда реорганизаций он вошел в состав Московского института международных отношений (МГИМО), созданного в 1944 г.

Аналогичную прикладную направленность имела программа углубленного изучения персидского языка и смежных востоковедных дисциплин в Учебном отделении восточных языков, открытого в 1823 г. при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел России. Это учебное заведение, просуществовавшее до 1917 г., готовило секретарей и переводчиков со знанием восточных языков (арабского, персидского, турецкого) для дипломатических представительств России на Ближнем и Среднем Востоке. Оно располагалось в столице и поэтому для работы в нем приглашались ученые и преподаватели других востоковедных учреждений Санкт-Петербурга.

Ведущими центрами развития иранистики как академической дисциплины, основанной на глубоком и всестороннем изучении письменных памятников на древних и живых иранских языках, в XIX в. в России стали два учреждения Санкт-Петербурга — Азиатский музей Академии Наук и Восточный факультет Санкт-Петербургского университета. Азиатский музей (теперь Институт восточных рукописей РАН) был создан в 1818 г. как главное в России государственное хранилище книг на восточных языках (рукописей, ксилографов, литографий) и восточных монет (коллекция монет в советский период была передана Государственному Эрмитажу). Восточный факультет университета был образован в 1855 г. с привлечением ресурсов закрытого в Казанском университете востоковедного подразделения, но преподавание персидского языка на кафедре персидской словесности началось еще в 1818 г.. Популяризации научного востоковедения, в том числе разнообразных материалов по Ирану, способствовал альманах «Азиатский вестник», выходивший в Петербурге в 1825–1827 гг. Иранистика в востоковедных учреждениях Санкт-Петербурга развивалась по нескольким направлениям. Собиранием, каталогизацией, описанием персидских и других восточных рукописей занимались главным образом сотрудники Азиатского музея, причем в XIX в. это были его директора, имевшие иранистическую и арабистическую подготовку: Х. Д. Френ (1782–1851), И. А. Б. Дорн (1805–1881), В. Р. Розен (1849–1908), К. Г. Залеман (1850–1916). Френу принадлежал также один из первых в Европе каталогов нумизматической коллекции, содержавший сведения об иранских монетах доисламского сасанидского и исламского времени. Богатые и регулярно пополнявшиеся фонды восточных рукописей Азиатского музея, Императорской публичной библиотеки (сейчас Российская национальная библиотека), Восточного факультета составили основу для иранистических исследований в области источниковедения, текстологии, историографии, религиоведения, культурологии. Одним из наиболее ярких представителей этого направления был академик В. В. Бартольд (1860–1930), известный в мировой науке эксперт по истории и культуре Передней и Средней Азии, а также исламоведению. Значительная часть научных работ В. В. Бартольда опиралась на рукописные источники на персидском языке. Важную роль в развитии этого направления сыграли также работы М. М. А. Казем-бека, который, например, одним из первых ученых опубликовал в 1865 г. актуальное исследование о возникшем в этот период в Иране движении бабидов (позднее — религиозное течение бахаи). Третье направление представляли филологические исследования, связанные с изучением иранских языков и литературных памятников, прежде всего произведений классической персидской поэзии. Существенный вклад в становление иранской филологии в Санкт-Петербурге и России в целом внесли работы И. А. Б. Дорна, К. Г. Залемана, К. А. Коссовича (1814–1883), В. А. Жуковского (1858–1918), Ф. А. Розенберга (1867–1934). Профессор В. А. Жуковский, декан Восточного факультета в 1902–1911, был одним из немногих санкт-петербургских ученых-иранистов, получивших возможность провести в Иране полевые исследования (1883–1886). По материалам этих исследований он защитил докторскую диссертацию по иранской диалектологии. Ему принадлежит также ряд основополагающих трудов по персидской классической литературе, суфизму, персидскому фольклору. В соавторстве с К. Г. Залеманом, своим учителем, Жуковский подготовил первую фундаментальную грамматику персидского языка, опубликованную в 1889 г. на немецком языке и в 1890 г. на русском.

Усилиями нескольких поколений талантливых ученых иранистика в России к началу XX в. окончательно утвердилась и как самостоятельная дисциплина академического востоковедения и как основа прикладных знаний, необходимых для поддержания высокого качественного уровня дипломатических и торговых связей России с Ираном, Афганистаном и другими регионами распространения иранских языков.

 

библиография:

История отечественного востоковедения до середины XIX века. Москва: Главная редакция восточной литературы, 1990.

Куликова А. М. Российское востоковедение XIX века в лицах. Санкт-Петербург: Петербургское востоковедение, 2001.

Очерки по истории изучения иранских языков. Москва: Изд. АН СССР, 1962.

Khismatulin A. The Origins of Iranian Studies in Russia (Nineteenth to the Beginning of the Twentieth Century) // Iranian Studies, 48:5 (2015), pp. 663-673.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.